АГЕНТ 006.

- Здравствуйте, Бонд! – сказал мужчина в черных очках и прострелил Бонду колено.
- Привет! – не моргнул глазом агент 007 – Сорок пятый калибр?
- Сорок пятый, – подтвердил стрелок. – Стрелять – так стрелять, гулять – так гулять.
- Бонд, Джеймс Бонд, – закончил фразу Бонд. – Вы бы тоже представились, прежде чем стрелять тут. Не то чтобы я был против, но приличия-то должны быть соблюдены.
- Шесть! – представился мужик. – Ноль-ноль-шесть. Тоже агент, разумеется.
- Шестерка? – презрительно скривился Бонд. – А туда же – агентам в колено стрелять. Еще калибр гопнический. Ковбойский. Где у вас висит портрет Клинта Иствуда?
- Кто? Да я, да мне.. Я – англичанин! Я за родную Темзу жизнь отдам.
- Все еще хуже, чем я предполагал, – хмыкнул Бонд – Вы дохлый кит в святой для каждого англичанина реке. С кольтом. Скажите, когда вы поняли, что вас возбуждают наездники родео? – спросил издевательски Бонд и выстрелил шприцом с сывороткой правды из своей микроручки.
- Как вы можете? – чуть не плакал агент 006. – Мне никогда не нравились эти ковбойские штучки. Меня возбуждают только вороны Тауэра и Биг-Бен. Ой.. – испугался он своих откровений, – Биг Бен – символ великой Британской Империи.
- Считает Биг Бен фаллическим символом, – зашептал Бонд в наручные часы. – Несмотря на птичий грипп, тяготеет к черным птицам. Что еще скажете, извращенец? Еще какие-то секреты?
- Я был самым слабым в классе. Меня били девочки, – плакал агент 006. – Меня не уважали. Я стал агентом, чтоб снискать уважение соседки по лестничной площадке. Я не хочу вам это все говорить!! Что вы мне вкололи? Приближается ко мне импотенция.
- Сколько раз позорились? – Бонд был спокоен и даже как-то участлив.
- Ни разу! – закричал допрашиваемый. – Три. Уже три. В этом году. И еще... Нет! Нет!! Я не скажу. Не скажу! Не скажу. Мне нравится. Нет, проклятая сыворотка! Только не об этом! Я даже под сывороткой правды не скажу, что мне нравится рэп. Что я балдею от рэпа! Йо! – закричал агент 006 и прокусил себе воротник.
- Этот адепт рандиэмси, позор Британской спецслужбы, пытается покончить жизнь самоубийством, – надиктовал Бонд в наручные часы.
- Сейчас, сейчас, – агент 006 жевал воротник. – Да куда ж она закатилась?
- Может, не то пальто? – участливо спросил Бонд. – Может вы в плащ яд зашивали?
- Откуда у меня второе пальто? Я всего месяц на службе. Где-то тут должна быть. – Он начал жевать рукава.
- Воротнички разучились подшивать! – сурово отчитал Бонд – Рэпперы! Позорите ряды! Смотреть противно! От армии косить вы мастера, а воротнички подшивать некому.
И ушел. Раздробленная выстрелом, коленная чашечка доставляла неудобства, но старый солдат не обращал на это внимания.
Агент 006 жевал пальто, со слезами на глазах и осознание того, что он никудышный защитник отечества, больно ранило его самолюбие.