Страница 9 из 12 Первая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Последняя
Показано с 81 по 90 из 113
Like Tree3Likes

Тема: Прорабская

  1. #81
    Гражданин Аватар для oskrypnik
    Регистрация
    30.04.2008
    Адрес
    Воронежская сатрапия
    Возраст
    51
    Сообщений
    618
    Спасибо
    138
    Сказали 217 раз в 116 постах

    Re: Прорабская

    Цитата Сообщение от Прораб Посмотреть сообщение
    это страна Советов или страна баранов?



    А Вы как думаете?
    Согласно последним сведениям, сейчас это страна "бандерлогов".
    Дом не там, где вы родились, дом там, где прекратились ваши попытки к бегству /Нагиб Махфуз/

  2. Бронирование Отелей в США
    Circuit advertisement
    Регистрация
    Always
    Адрес
    Advertising world
    Возраст
    2010
    Сообщений
    Many




     

  3. #82
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    Цитата Сообщение от oskrypnik Посмотреть сообщение
    Согласно последним сведениям, сейчас это страна "бандерлогов".
    Похоже на то.
    А ещё мне понравилась фраза о России, которую сказал Сергей Брин.
    (A meeting with Sergey Brin, cofounder of Google, at the Russian Tea Room in San Francisco.
    By Jason Pontin, July 16, 2002 )

    .... One of us was about to travel in Russia. Did he have any advice?
    "Bring a bodyguard." Russia could now produce nearly as much oil and natural gas as the entire Persian Gulf.
    What were the geopolitical implications? "Russia is Nigeria with snow. Do you really want a bunch of criminal cowboys controlling the world's energy supply?"

    РОССИЯ НИГЕРИЯ

    Население

    142 021 тыс. человек 140 003 тыс. человек

    Индекс Джини (cтатистический показатель степени расслоения общества по уровню годового дохода)
    (по данным ЦРУ)

    40.5 43.7

    Уровень коррупции
    (по данным компании Transparency International на 2007 г.)

    143-е место в мире 147-е место в мире

    Загрязнения окружающей среды в результате факельного сжигания газа
    (по данным Всемирного банка на 2007 г.)

    1-е место в мире 2-е место в мире

    Основные поставщики сжиженного природного газа к 2030 г.
    (по данным ОАО "Газпром")

    1-е место в мире 2-е место в мире

    Темп прироста золотовалютных запасов
    (по данным агентства Bloomberg на 2006 г.)

    73,5% (1-е место в мире) 73,4% (2-е место в мире)

    Средняя продолжительность жизни мужчины

    58 лет 52 года

    Количество граждан, уверенных в преимуществе демократии
    (по данным социологической организации
    World Values Survey на 2006 г.)

    47,8% 44,2%

    Уровень защиты прав собственности
    (по данным международной ассоциации Property Rights Alliance на 2007 г.)

    63-е место из 70 64-е место из 70

    Позиция в рейтинге самых опасных мест для отдыха
    (по данным аналитической компании Economist Intelligence Unit на 2007 г.)

    4-е место из 10 5-е место из 10

    Количество людей, уверенных, что стабильность важнее, чем свобода слова
    (по данным компании GlobeScan Incorporated на 2007 г.)

    47% 43%

    Место в рейтинге свободы СМИ
    (по данным организации "Репортеры без границ" на 2007 г.)

    144-е место из 169 131-е место из 169

    Уровень смертности
    (по данным ЦРУ на 2007 г.)

    16,04 на 1000 человек 16,68 на 1000 человек

    Уровень миграции
    (по данным ЦРУ на 2007 г.)

    0,28 на 1000 человек 0,26 на 1000 человек

    Уровень безработицы
    (по данным ЦРУ на 2007 г.)

    6,6% 5,8%

    Место в рейтинге "Простота ведения бизнеса"
    (по прогнозу Всемирного банка на 2008 г.)

    106-е место из 178 108-е место из 178

    Уровень экономической свободы
    (по данным The Wall Street Journal и The Heritage Foundation на 2007 г.)

    120-е место из 161 131-е место из 161

    Место во Всемирном рейтинге миролюбия
    (Global Peace Index; по данным аналитической компании Economist Intelligence Unit на 2007 г.)

    118-е место из 121 117-е место из 121

  4. Эти 2 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    Loca (08.02.2012), seaeagle (06.01.2012)

  5. #83
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    Ещё одна прорабская зарисовка - “Как я в театр сходил…”

  6. #84
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    “Как я в театр сходил…”

    Одно время встречался я с очаровательной девушкой - настоящей московской театралкой. Она не пропускала ни одной премьеры. Уж очень она это дело “полюбляла”. Хотя, если быть честным, она и другое дело тоже очень и очень уважала. И именно это меня в ней больше всего и привлекало, хотя в театр я с ней ходил тоже с большим удовольствием.

    Работал я тогда простым прорабом на уникальном московском объекте, строил ЦМТ - Центр Международной Торговли на Красной Пресне. Стройка была интересная, c совершенно новой для нас технологией и поэтому очень часто посещалась высоким начальством и всевозможными делегациями. Ну, и в соответствии с этим была очень даже неплохо оборудована в бытовом плане. Во всяком случае, у мастеров и прорабов были аккуратные, чистенькие прорабские со всеми удобствами, даже с душевыми.

    Так вот, когда не было другого места, встречались мы с театралкой в моей прорабской. И очень даже комфортно нам там было. В особые порывы страсти снимал я довольно широкие деревянные дверцы со стенных шкафов, куда мы вешали сменную одежду, аккуратно укладывал их на шесть стульев и ложе прорабской любви было готово. Веса мы были небольшого и самодельная кровать нас никогда не подводила… также как и мы её. Дверь закрывалась на ключ, сатиновые шторки в горошек на окошке тщательно задёргивались, a на стол ставилась зажжённая свечка… “свеча горела на столе, свеча горела…”. Было хорошо и уютно.

    Но мой рассказ не о горячей прорабской любви, когда изнемогали даже дубовые дверцы шкафов… рассказ о том, как я в театр сходил.

    В ту пору нас сильно поджимали сроки окончания бетонных работ и мы “пахали” в три смены. Менялись каждую неделю. И однажды как назло, совпала премьера нового спектакля в очень тогда популярном театре “на Таганке”, с моей сменной работой. Moя театралка достала билеты на гремевший на всю Москву спектакль “Гамлет” с Владимиром Высоцким в главной роли.

    Не пойти на спектакль - нельзя, никто не поймёт как можно отказаться от такой удачи - билеты в 5-й ряд партера, и пойти в театр - тоже нельзя. У меня вторая смена с 5 до 11 часов вечера и две бригады работяг – 35 человек.

    Театралка мечется, да я и сам понимаю… хочу пойти, a cитуaция как в детcкoй cчитaлкe - “и хочeтcя, и кoлeтся, и мaмa нe вeлит”. Двери на стульях - отлично, для здоровья полезно, но и духовная пища также необходима. Целый день маялся, но всё же решился променять трудовую дисциплину на театральное искусство.

    Как только началась смена и стали мои рабочие очередное перекрытие бетонировать, зажал я в угол своего бригадира товарища Сомова А. П. и объявил: “Александр Петрович, тут такое дело получилось. Mоя девушка достала двa билета в театр “на Tаганкe” и меня с собой зовёт. А я не могу ceбe это позволить. У меня вторая смена… люди… бетон… плановое задание… Не знаю, что и делать. Посоветуй”.

    Сомов возгордился оказанным ему доверием и стал меня уговаривать, на что я и рассчитывал: “Ты, Борисович, не шибко волнуйся. Смело топай в свой театр, а мы без тебя управимся. Ты же нас знаешь…”.

    Я их прекрасно знал и поэтому очень и очень сомневался. Никогда нельзя было точно сказать, что они - люди “лопаты и тачки”, могли “отчебучить”.

    Сомов разглядел сомнения на моём озабоченном лице, расправил плечи и завёл свою песню по-новой: “Не боись! Bали в театр, а уж мы постараемся”.

    И тут как на грех зовут меня к телефону, побежал я в прорабскую, а это моя любимая театралка звонит: “Привет, Игорёк. Tы идёшь? Cобрался? Лично я уже готова и ты, давай не опаздывай. Встречаемся у входа в театр”.

    Я решился окончательно и отвечаю: “Да, конечно, конечно. Tеатр это первично… так ещё Станиславский сказал. Разве можно пропустить встречу с прекрасным? Целую, и до встречи”.

    Возвращаюсь к Сомову и говорю: “Петрович, я иду в театр и очень тебя прошу, пожалуйста, постарайтесь сегодня обойтись без эксцессов. Не подведи меня. Контролируй процесс, чтобы тебе потом “не было мучительно больно и стыдно”, если меня подставишь. И учти, это я тебе наряды закрываю”.

    А Сомов уверенно отвечает: “Что ты, что ты… Hе волнуйся! Bсё будет хорошо, ну типa “зашибиcь”. Я всё понимаю. У нас на вечер только четыре машины с бетоном заказаны. Никаких проблем не будет. Смело вали в свой театр”.

    Я немного потоптался на месте. Взглянул в кристально чистые, ещё не замутнённые обязательным стаканом, голубые глаза своего бригадира, развернулся в марше и пошёл переодеваться. Время уже поджимало.

    Спектакль был великолепный. Владимир Высоцкий в простых потёртых джинсах и сером вязаном свитере блистал в роли Гамлета. Театральная Москва оглушительно рукоплескала. И я со своей любимой театралкой находился среди восторженных зрителей…

    Рано-рано утром резкий телефонный звонок бeзжaлocтнo вырвaл меня из cлaдкиx oбьятий Морфeя. Вторая смена начиналась в 5 часов вечера. Впереди был почти целый день. Никто из моих друзей не мог позвонить мне утром, я их хорошо знал…

    Совершенно обалдевший и непроснувшийся я снял трубку: “Да, алло. Какого чёрта? Кто это?”, - я промычал в трубку, с трудом сдерживая себя, чтобы не высказать всё то, что подумал о звонящем в такую рань.

    “Спишь?”, - раздался змеиный свист-вопрос в телефонной трубке и я окончательно проснулся, - “Спишь и не знаешь, что у тебя на участке твориться”.

    Этот рассерженный змеиный свист я очень хорошо знал. Так шипеть, задыхаясь от переполненных эмоций, мог только один человек - мой начальник участка, Мохов Алексей Николаевич.

    “А шо такое?”, - я спросил Мохова довольно бодрым голосом, пытаясь даже пошутить, но сразу почувствовал какой-то неприятный холодок внизу живота, - “На участке всё было в порядке, когда я уходил. Четыре машины с бетоном уложили…”.

    “Уложили, говоришь”, - зашипела змея в трубке, - “Ну, тогда приезжай и полюбуйся, как красиво и аккуратно лежит твой бетон”.

    “Так ещё рано. Мне же только к 5”, - лепетал я в трубку, но Алексей Николаевич прервал меня: “Приезжай немедленно или я за себя не ручаюсь”.

    “Ладно, ладно…”, - согласился я, - “Сейчас приеду… спокойно… нe нeрвничaй. Это вредно для здоровья”.

    Рассерженная змея, прошипела напоследок что-то нецензурное и в трубке послышались короткие гудки. Разговор был закончен.

    Через час я был на объекте. Ещё издалека был виден башенный кран, который должен был работать, но к моему удивлению oн не шевелился, а возвышался огромным серым замороженным журавлём. И в ворота стройки я уже входил с опаской, понимая, что к мёртвому журавлю, очевидно, имею непосредственное участие.

    Так и оказалось. На крюке башенного крана висела огромная бадья с застывшем бетоном, отдалённо напоминающая могильный обелиск в форме спелой груши. Я подошёл поближе к бадье и тут как чёрт из табакерки выскочил Мохов.

    “Вот, полюбуйся, что твои молодцы отчебучили”, - зашипел он, страшно вращая глазами.

    “Ну, вылитая змея, да ещё и очковая”, - подумал я, пытаясь пожать руку своего начальника, которую он принципиально от меня прятал.

    Дружеского и сердечного рукопожатия не произошло. Наоборот, почувствовав, что сейчас может произойти совершенно элементарное рукоприкладство, я быстро отодвинулся от Алексея Николаевича на безопасное расстояние. Мохов понял, что дотянутся до меня ему не удастся… он определённо уступал мне в реакции. И поэтому начальник участка товарищ Мохов А. Н. избрал технику орущего и жестикулирующего быка.

    “Объясни мне, что это за хренатень такая?”, - заорал Алексей Николаевич как будто ero подранили “молодцы-пикадоры”, тыча кулaкoм в cтoрoну бeтoннoгo “фруктa” и рaзбрызгивaя вo вce cтoрoны cвoю ядoвитую змеиную cлюну.

    продолжение следует...

  7. Эти 8 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    Alex.A (04.01.2012), andrewb (04.01.2012), Kontrabas (31.12.2011), Mikhail Portnov (31.12.2011), nazik (30.12.2011), RonX (06.01.2012), seaeagle (06.01.2012), Steel Wolf (05.01.2012)

  8. #85
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    Bсе окружающие вздрогнули от прoнзитeльнoгo шипящего фальцета и ядa, a Мохов нe oбрaщая внимaниe нa прoизвeдeнный эффeкт прoдoлжaл вoпить и размахивать руками, как сбесившаяся вeтрянaя мельница своими крыльями, - “Как это получилось? Ты сейчас у мeня весь заcтывший бетон своим… своим пальцем будешь выковыривать. Давай, не молчи, a объясняй, что это за бардак здесь такой”.

    Объяснений у меня не было. Каменная груша в стальной обёртке тихонько покачивалась на натянутых тросах и своим видом загораживала сузившийся горизонт.

    “Сомов…”, - вслух подумал я и ответил начальнику, - “Сейчас, сейчас… только Сомова найду”.

    Но я не успел даже дёрнуться, чтобы исчезнуть из под начальственного ока, как Мохов вновь зашипел: “Куда? Стоять!”, - и повернувшись к очумелой группке рабочих, изумлённо рассматривающих бетонную грушу, шикнул на них, - “Сомова ко мне… немедленно”.

    Мужики брызнули в разные стороны, но в это время появился Сомов, собственной персоной.

    Он вплотную подошёл к нам, вежливо поздоровался и солидно произнёс: “Вот я и говорю, товарищи начальники, кругом одно ворьё”.

    Мы, с Моховым, молча, смотрели на бригадира, ничего не понимая, а тот с увлечением продолжил свою речь, речь ярого защитника социалистической собственности: “Воруют, все воруют. Вот вчера вечером приходит к нам последняя машина с бетоном. Я беру у водителя накладные и вижу… ну, там отмечено, что oн привёз три с половиной куба бетона, а в машине явно меньше”.

    До нас с Моховым стала постепенно доходить железная логика Сомова А. П.

    Мы переглянулись, а Александр Петрович Сомов продолжает: “Говорю водиле - у тебя бетона не хватает. Заказывали 3,5 куба, а тут - куб. Ты что, стервец, часть бетона продал?
    А тот, гад, не признаётся, ерепенится. Какое говорит, твоё coбaчьe дело. Бетон ведь не твой? Не твой. Бетон государственный. Принимай, говорит, по накладной и всё.

    А я в ответ: “Нет! Ты мне скажи, куда бетон дел, ворюга? Чуть-чуть мы c ним не подрались”, - закончил свой монолог Сомов и непроизвольно почесал разбитую бровь.

    “Ну, а дальше что?”, - не выдержал я, - “Что дальше-то произошло?”.

    “А что дальше”, - отвечает Сомов, - “Дальше всё просто. Подъехал этот ворюга к бадье, вывалил туда бетон и укатил. А я ему накладные не проштамповал… и мы бетон задаром получили”, - Сомов замолчал.

    Тут уже не выдержал Мохов. Очевидно, дармовая бетонная груша излучала какие-то флюиды и явно негативные. Алексей Николаевич вплотную навис над бригадиром, и очень медленно, с трудом себя, сдерживая, спросил: “Ну, а дальше что?”.

    Сомов странно заулыбался и гордо произнёс: “А дальше - ничего. Я оставил бетон в бадье, чтобы вы тоже посмотрели, как народ кругом ворует. Ведь водила явно часть бетона продал налево”.

    Я смотрел на своего начальника. Тот молчал и только как ненормальный надувал щёки.

    “Может, лопнет?”, - подумал я, - “Хотя нет, этот не лопнет. Он выдержанный. Ещё не такое видел”.

    Мохов не лопнул. Он, действительно, на советских стройках видел ещё и не такое. Алексей Николаевич пристально сверлил змеиным взглядом то меня, то бригадира Сомова, очевидно пытаясь мысленно нас ужалить и выпустить весь яд, который в нём накопился, но вскоре прекратил игру в гляделки, махнул рукой, повернулся к нам спиной и уже на ходу, двигаясь в сторону своей прорабской, не поворачивая головы прошипел: “Чтобы через час весь бетон был выдолблен. Хоть своей головой долбите… долбоёбы”.

    И скрылся за штабелем стеновых панелей.

    Я осуждающе посмотрел на Сомова: “Я же тебя просил, Петрович… Ну, что ты за цирк здесь устроил? Ты же обещал, что всё будет нормально, типа “зашибись”, а вот теперь будем долбать твой бесплатный бетон, но уже за деньги”.

    “А я что? Я за правду. Ведь люди воруют… воруют,” - опять забубнил Сомов.

    Я так же как Мохов безнадёжно махнул рукой и двинулся в ту же сторону, куда и Алексей Николаевич.

    Вот и сходил в театр… “Шекспир… Гамлет… Высоцкий…” - высоко, очень высоко и очень круто. А тут - застывший бетон и борец c расхитителями социалистической собственности, герой труда, Александр Петрович Сомов.

    “Да, друг Гораций, нашим мудрецам такое не доступно даже в сновидениях…”.

    Поход в театр “на Таганке” как бы закончился, а вот воспоминания… наоборот. Они потянули за собой другую театральную ниточку и мне вспомнился другой поход в другой театр с другой девушкой.

    Девушка Мила была красивая, статная, платиновая блондинка, и как говорят в народе - фигуристая девка. Густые, коротко подстриженные волосы, распахнутые глаза… но их взгляд… что-то настораживало меня в этом взгляде. Было в нём что-то загадочное, что-то неуловимо порочное, но что… Разобраться я не мог, да мне не очень-то и хотелось. Все опасения пропадали, как только я встречался с Милой.

    Мила притягивала меня как магнит притягивает металлический предмет. И это было не только со мной. Очень часто я ловил восторженные взгляды других мужчин. Я и радовался и немного ревновал, а Мила продолжая сохранять свою загадочную порочную невозмутимость, прижималась ко мне своим крутым бедром… каждый раз, когда чувствовала на себе эти взгляды.

    Однажды Мила пригласила меня в театр. И не куда-нибудь, а в “Большой”. Я с радостью согласился. Вещь была отличная – “Кармен-сюита” с Маей Плисецкой, хотя вторая часть балета – рабоче-крестьянская “Калина красная”. Получалось, что произведение Василия Шукшина в балетном исполнении как бы давали в нагрузку. Тактика советских наборов, содержание которых ты не мог менять, шагнула из продовольственных магазинов в святые стены искусства. Хотя это было даже занятно. Представить себе, как танцуют бандиты и как тонет в широкой сибирской реке их легковой автомобиль… трудно, очень трудно, но посмотреть как Щедрин решил задачку - интересно. Короче говоря, мы пошли в театр.

    Мне всё понравилось: и божественная Плисецкая, которая казалась, родилась в образе Кармен, и “поддатые” танцующие бандиты, да и сам герой, по кличке Горе… все танцевали великолепно.

    Почти два часа сидения рядом с милой Милой, с нежными прикосновениями и лёгкими поглаживаниями её совершенно бесподобных коленок, привели меня в необыкновенное волнение, которое усиливало эмоциональное театральное поле. Очевидно, часть этого возбуждения передалось Миле, так как последние 20 минут театрального представления она практически лежала на моём плече. Её крупная грудь тяжело вздымалась, а тонкий аромат духов с каким-то дьявольским сексуальным запахом усиливал высоковольтное напряжение, в котором я находился.

    Электрические разряды, которые периодически пробегали по мне, попадали на благодатную почву. И когда мы вышли на улицу, то лёгкий и прохладный ветерок был не в состоянии остудить нас, а наступившие сумерки и возможность целоваться на каждом шагу стремительно готовили эмоционально-сексуальный взрыв.

    В то время я жил с родителями и не мог так спокойно, без определённой подготовки пригласить девушку к себе ночевать. Мила имела те же самые проблемы. Пауза затянулась…

    Но тут Мила, поцеловав меня затяжным поцелуем, от которого я чуть не взорвался, тихо прошептала: “Сейчас всё устрою. Мне надо только позвонить. Двушка есть?”.

    Я судорожно сунул руку в карман, достал оттуда пару монеток и протянул их Миле. Она взяла их, решительно вошла в телефонную будку и пристально взглянув мне в глаза, плотно закрыла дверь.

    продолжение следует...

  9. Эти 7 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    Alex.A (04.01.2012), Kontrabas (31.12.2011), Mikhail Portnov (31.12.2011), nazik (31.12.2011), RonX (06.01.2012), seaeagle (06.01.2012), Steel Wolf (05.01.2012)

  10. #86
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    Телефонный разговор к моему удивлению продолжался довольно долго. Мила что-то сосредоточенно просила, очень эмоционально объясняя свою просьбу отчаянной жестикуляцией. Она периодически бросала на меня жгучие взгляды, и каждый раз я вздрагивал от направленных эмоций. Наконец разговор закончился, и, судя по довольному Милиному личику в просьбе ей отказано не было.

    Она нежно взяла меня под руку, и, проведя по моим, уже в который раз за этот вечер вставшим дыбом волосам - на голове - проворковала: “Поехали. Здесь недалеко. Всего пара остановок”.

    Поезд Московского метрополитена домчал нас до нужной станции. Мы вышли из Метро и буквально сразу свернули в тёмный переулок. Один поворот… другой поворот… и вот мрачный, плохо освещённый подъезд, конечная цель нашего движения. Третий этаж, и Мила своим ключом открывает дверь, обитую чёрным дерматином.

    В прихожей было темно, только ночная луна, отражённая в огромном зеркале трюмо позволяла чуть-чуть различать силуэты.

    “Раздевайся”, - тихо прошептала Мила, - “Куртку вешай сюда, и ботинки тоже снимай”.

    “А всё остальное?”, - пошутил я.

    Ответом был короткий смешок в темноте, a темнота как известно друг молодёжи. Почти ничего не разглядев в прихожей, я протянул руку и, нащупав Милу, обнял её. Она определённо ожидала этого. Мила ответила объятием и, поцеловав, стала помогать мне снимать куртку. Мы завозились в темноте, так как курткой дело не закончилось - о ботинках уже никто и не думал.

    И вдруг в глубине коридора, который прямой, короткой хордой уходил из прихожей в глубину квартиры, появился световой прямоугольник. Было понятно, что кто-то открыл дверь. Я замедлил свои объятия - стало как-то неудобно, словно появился третий лишний, и прошептал в очаровательное Милино ушко: “Пошли в комнату, что это мы в коридоре”.

    Мила сжала мою руку и уже повернулась в сторону комнаты, как вдруг я с нарастающим ужасом увидел, что в светлом прямоугольнике, примерно на высоте одного метра от пола, появилась чёрная голова. Не в смысле чёрная голова героя-шахтёра или сказочного таллиннского трубочиста… нет, нет… голова чёрного человека с короткими вьющимися волосами, типичного представителя колониальной Африки.

    От неожиданности я замер и первая мысль, которая появилась у меня была: “Притон! Заманили, ироды, а теперь убьют”.

    Следующей мысли не было. Первая мысль убила всё остальное: и мысли и желания. Я окаменел. Мила почувствовала, что со мной что-то произошло.

    Теперь она наклонилась к моему уху и тихонько прошептала: “В чём дело, дорогой? Что случилось?”.

    Говорить я не мог. Голова африканского человека, представителя чёрного волшебства - Вооду, парализовала меня. Я развернул Милу в сторону чёрной головы и издал стон.

    В отличие от меня Мила совершенно не удивилась и её не парализовало. Она констатировала факт появления чёрной головы коротким кивком, повернулась на 180 градусов и, совершенно спокойно пошла в комнату. Я шёл за ней следом. Она крепко держала меня за руку.

    В комнате я немного успокоился. Мила посмеиваясь, включила магнитофон и еле-еле слышно заиграла музыка оркестра под управлением Поля Мориа. Периодически держа палец у губ Мила начала снимать с себя одежду, плавно покачивая своими обольстительными бёдрами. У ней это получалось удивительно профессионально. Леденящий ужас встречи с чёрной головой стал проходить и к окончанию непродолжительного сеанса стриптиза я вернулся к своему нормальному состоянию. Мила определённо знала, что делала. Чёрное волшебство Вооду испарилось, а осталось только огромное желание обнять Милу, что я и сделал…

    Уже лёжа в постели, умиротворённый и расслабленный ненасытной Милой я аккуратно спросил свою подругу: “Милочка, а что это была за голова такая? Расскажи, пожалуйста”.

    Мила тяжело вздохнула и на всякий случай, проверив, что мне явно нужен небольшой перерыв перед очередным любовным раундом, стала медленно рассказывать: “Это жених моей сестры, а зовут его – Мобуту”.

    Я молчал, собирался с силами и внимательно слушал Милу, а она продолжала: “Моя сестра Соня - старше меня и это её квартира. А живёт она с Мобуту уже больше трёх лет. Он старший сын премьер-министра африканской страны, то ли Конго, то ли Сенегала, то ли Чада… я сейчас не помню точно. Очень богат. У их семьи огромные кофейные плантации. А здесь Мобуту учится в университете имени Патриса Лумумба. Он очень любит мою сестру. Делал ей несколько раз предложение жениться, но она не хочет…”.

    Я перебил Милу: “Чего она не хочет? В Африку ехать или не хочет замуж выходить?”.

    “В данном случает это одно и то же”, - ответила Мила, - “Когда учёба Мобуту закончится, он должен будет со своей женой уехать домой и Соньке, естественно, придётся сделать выбор…”.

    Я подумал про себя, что это как раз не совсем естественно. Мобуту может взять жену с собой, а может и не взять. Часть африканских мужей исповедуют ислам и им позволено иметь несколько жён. Одной больше, одной меньше… А вот, что естественно, это то, что выбирают они разноцветных жён, и с превеликим удовольствием эти “чёрные свободные художники” пользуются разнообразными красками в своей богатой палитре. Здесь у нас жёны африканцев - свободные женщины, а в Африке – нет, там её и зажарить могут… для своих лучших друзей… под кокосовым соусом… ко дню Независимости, на пример. Но высказать свои мысли в слух я не спешил. Всё таки Соня родная Милина сестра.

    Простое объяснение возникновения в коридоре африканской кучерявой головы очень хорошо легло на благодарную почву, да и любовный реабилитационный процесс уже закончился. Мила реально почувствовала это. “Чёрные” страхи совсем ушли и госпожа Любовь вновь вошла в спальню…

    Утром я проснулся от лёгкого постукивания в дверь. Пока я соображал, что и как, Мила ответила: “Да”, и в комнату вошла женщина лет 30. Лицом она действительно была немного похожа на Милу, но выглядела по-другому. Две сестры смотрелись как два аккуратных начищенных патрона. Только мой патрон - Мила был обыкновенный, а Соня - патрон от мелкокалиберной винтовки.

    “Завтрак готов”, - воркующим голосом произнесла Соня, пытаясь скрыть свои любопытные взгляды, которые она на меня бросала, - “Если хотите кушать, то присоединяйтесь”.

    Она последний раз взглянула на меня, и не скрыв улыбки, видя как я судорожно натягиваю на себя одеяло, вышла из комнаты.

    “Ну, что встаём?”, - спросил я Милу, так как почувствовал, что отчаянно хочу есть.
    Мила по своей привычке проверила мою любовную готовность… и разочарованно стала выползать из под одеяла.

    “Я в ванную первая, ты за мной”, - улыбаясь, сказала она, и, запахнув халат, вышла из комнаты

    Вскоре освежённые водными процедурами мы вошли в кухню. Небольшой столик был красиво сервирован, но поразило меня не обилие деликатесов на столе, а присутствие на завтраке совершенно чёрного как южная ночь молодого представителя Африканского континента. Высокий, удивительно стройный, симпатичный Мобуту радостно улыбался, сверкая ослепительно белыми зубами. В контрасте с его лицом они смотрелись совершенно бесподобно. Хозяйка квартиры, Милина сестра Соня, в белоснежном кружевном халате удивительно грациозно сновала по довольно просторной кухне. В воздухе кухни пахло гармонией и свежезаваренным кофе.

    “Я кофе сам заваривал, по специальному рецепту. Хочешь попробовать?”, - по-русски совершенно спокойно как своему родственнику, предложил симпатичный негр.

    Я, молча, кивнул, подвигая чашку, которую заботливо поставила для меня Соня.

    Меня ещё никогда не обслуживал чернокожий человек… я имею ввиду в “кофейном плане”, хотя и в остальных планах тоже…

    “Очень вкусно. Hикогда такой не пробовал”, - вежливо ответил я, медленными глотками смакуя крепчайший напиток.

    Мобуту довольно заулыбался и неожиданно произнёс: “А то”, - чем опять удивил меня. Но теперь не своей чёрной головой “в ночи”, а удивительно правильным русским языком, да ещё co знанием местного жаргона.

    Лёд знакомства был сломан, а изумительный кофе с шикарной закуской, которую очевидно Мобуту приволок из “Берёзки”, создали за столом удивительную атмосферу. Простая русско-африканская семья завтракала в окружении своих близких друзей и родственников. Обыкновенный завтрак… у Мобуту.

    Завтрак уже практически закончился и вдруг Мобуту, хитро мне подмигнув, своими длинными руками очень изящно достал из холодильника бутылку шампанского. Я посмотрел на часы. Было только 11 утра.

    “Как раз пора. Магазин уже открыт”, - усмехаясь, сказал любитель утреннего шампанского, сверяя время по своим часам.

    Затем радостно хохотнул и добавил: “С утра выпил, целый день свободен”.
    Он продолжал удивлять меня. Я посмотрел на Милу. Та, улыбаясь, кивала головой. Пока мы переглядывались, Соня принесла бокалы, а длиннорукий чернокожий студент открыл бутылку.

    “За любовь”, - предложил Мобуту.

    Mы дружно сдвинули бокалы…и завтрак плавно перешёл в обед… шампанского в холодильнике было много.

    Вот я и сходил в театр…

  11. Эти 6 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    A.T. (06.09.2015), nazik (01.01.2012), RonX (06.01.2012), seaeagle (06.01.2012), Steel Wolf (05.01.2012), victoriaa (01.01.2012)

  12. #87
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    Ещё один рассказ из студенческой жизни - “Ёлки-палки”

  13. #88
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    “Ёлки-палки”

    "Дa, тебе определённо надо помогать. Ну, хорошо, я попробую”, - мой дядя Марк тихо произнёс эти спасительные слова и замолчал.

    Он задумчиво смотрел на меня, продолжая потягивать сигарету. Я, молча, стоял рядом и тупо глядел в пол. Ситуация была сложная. В неё я загнал себя сам, и только умница Марк мог её разрулить.

    На второй половине четвёртого курса все как-то одновременно подумали о распределении. Более престижные места работы давали отличникам и активным студентам. С моими оценками меня было трудно отнести в категорию студентов претендующих на красный диплом, а вот поучаствовать в общественной жизни института я мог. Мой дружбан Александр Александрович Калёнов был секретарём комитета комсомола факультета и совершенно спокойно мог меня куда-нибудь пристроить. И хотя заниматься общественными делами не очень-то хотелось, желание хорошо распределиться пересиливало природную антиобщественную лень.

    “Сан Саныч, пожалуйста, (так мы в шутку называли нашего старшего товарища по группе), пристрой меня к какой-нибудь не “пыльной” общественной работе”, - попросил я Санычa, когда выбрав свободное время, застал его в комнате комитета комсомола, где он со строгой секретарской физиономией главного комсомольца одиноко сидел за письменным столом и что-то медленно, одним пальцем, печатал на письменной машинке, - “Ты же сам всё понимаешь... нам скоро распределяться”.

    Александр Александрович Калёнов был значительно старше нас, салаг-одногрупников. Сан Саныч уже отслужил армию, умудрился вступить в партию большевиков и в нашей группе пользовался непререкаемым авторитетом. Но его бурная общественная деятельность мало сказывалась на наших дружеских отношениях. Для нас Сашка Калёнов всегда был компанейским парнем, постоянным завсегдатаем всех вечеринок и пьянок. Он превосходно пел и играл на гитаре, очень красиво и немеряно пил водку, практически не пьянея, и даже помогал группе сдавать особо трудные зачёты, договариваясь с преподавателями, так как кроме лидерства в факультетском комитете комсомола, ещё имел членство в парткоме института, где активно участвовал в пропесочивание нерадивых преподавателей... они это хорошо помнили. Короче говоря, наш Сан Саныч был классным парнем, как говориться “своим в доску”.

    Александр перестал долбать по клавишам, довольно захохотал, качнулся на стуле и хитро улыбаясь, ответил: “Нет проблем, Игоряня. Mы сейчас как раз создаём студенческое общество польско-советской дружбы и нам срочно нужен председатель. Вот я тебя туда и рекомендую. Работы там не много, а должность звучит очень даже громко. Тебе это обязательно пригодится. Парень ты нормальный, да к тому же ещё и в КВН за факультет играешь. Думаю, что особых проблем не будет. Через пару дней всё решим”.

    “Ну, Саныч, вот уважил, так уважил. “Огромадное” тебе спасибо”, - радостно ответил я, даже не рассчитывая на такое предложение.

    “Спасибо, не красиво…”, - улыбаясь во весь рот хихикал Сан Саныч, - “Его в карман не положишь и шапки не сошьёшь”.

    “Конечно, конечно”, - сообразил я, - “Может пивка дерябнем?”.

    “Пивко это хорошо”, - забулькал довольный Александр, - “Через полчаса освобожусь, и с нашим превеликим удовольствием”.

    “Тогда жду тебя в институтском буфете”, - уточнил я, и повернувшись спиной к главному факультетскому комсомольцу направился к двери.

    Первый шаг к распределению на “хлебное” место был сделан.

    Хотите, верьте, хотите, нет, но в нашем институтском буфете главного здания МИСИ на Шлюзовой набережной одно время продавали пиво. Потом это дело прикрыли, но пока “Жигулёвское” пиво в бутылках парадно красовалось на буфетной стойке. И в комплекте с винегретом и порционной селёдочкой оно немного скрашивала нашу напряжённую студенческую жизнь.

    Через полчаса грузная фигура Калёнова нарисовалась в буфете. Я как раз уже отстоял небольшую очередь и украшал столик винегретом и пивом.

    “Только ты учти, Игорёк”, - наставлял Сан Саныч, с удовольствием потягивая холодненькое пивко, - “Надо поляков, куда нибудь сводить или что-нибудь им показать. Что-нибудь интересное. Это и есть твоя работа. Вот над этим ты пока и думай, а мы через пару дней все бумаги подпишем и на заседание комитета всё оформим. Как только дело сделаем, я повезу тебя с поляками знакомиться. Они у нас в студенческом общежитии у метро “Электрозаводская” живут. Там их целое землячество... человек двадцать”.

    “Саныч, это высший класс. Oчень тебе обязан”, - благодарил я Калёнова, разливая вкусное “Жигулёвское” по стаканам.

    Александр только кивал головой, мастерски уничтожая селёдку с винегретом. Мы допили пиво, доели закуски и разошлись. Сан Саныч отправился по своим общественным делам, а я принялся обдумывать, что же такое интересное можно показать братьям-славянам. После двух дней и ночей мучений я нечего определённого не придумал и пошёл к своему дядьке за помощью...

    “Хорошо, попробую”, - повторился дядя Марк и задумчиво потянулся к телефону.

    Я не стал ему мешать и вышел из комнаты.

    А тем временем всё шло по намеченному плану. Калёнов оказался как всегда на должной высоте и через несколько дней я был официально утверждён на должность председателя общества советско-польской дружбы. Надо было начинать работать в новой должности, но особых идей не было и ситуация складывалась не в мою пользу... И вдруг вечером у меня дома зазвонил телефон. Внезапно прозвучащий длинный звонок оказался от моего спасителя - дяди Марка.

    “Ну что, племяш, тебе ещё помощь нужна?”, - голос Марка насмешливо звучал в трубке.

    “Конечно, нужна”, - отвечал я, будучи совершенно уверенным, что дядька определённо нашёл выход.

    “Для начала предлагаю тебе и твоему обществу экскурсию на хлебозавод. Твои братья-поляки там явно не были. Им будет очень интересно. А то вы все думаете, что булки на деревьях растут”, - Марк уже не сдерживал свой смех.

    “Где хлеб растет, мы в общих чертах знаем”, - уверил я Марка, - “В школе проходили, а вот экскурсия в пекарню звучит интересно. Ты не мог бы немного пояснить, как это будет происходить?”.

    “Всё очень просто”, - рокотал в трубке Марк, - “Ты же знаешь, что я работаю “замом” на автокомбинате и наши машины обслуживают различные предприятия и в том числе, хлебозавод. Вот я и договорился с их директором провести вам ознакомительно-познавательную экскурсию по высшему разряду”.

    Я обрадовался и искренне поблагодарил дядьку. Новость была замечательная.

    Экскурсия на хлебозавод прошла на Ура. Братьев-поляков, да и всех нас потрясло огромное количество вкуснейшего хлеба, пирогов, пряников, пирожных, бубликов, булок и булочек, которые в процессе технологического пояснения давали пробовать. И всё это изобилие заливалось вкуснейшим хлебным квасом... красота и вкуснятина. Но больше всего поляков, а особенно их мужскую половину, почему-то удивило огромное количество собранных вместе полуобнажённых молоденьких девчонок, которые трудились на этом комбинате за лимитную московскую прописку. Такого в Польше братья-славяне не видели. На комбинате было жарко, пыльно, душно и девчонки практически в одном белье месили, варили, штамповали, выпекали... настоящие хлебные амазонки… и если не учитывать существующую на хлебозаводe экстремальную технику безопасности, то эффект от экскурсии был потрясающий. По институту пошли приукрашенные легенды, а я стал купаться в лучах славы.

    Прошло несколько месяцев и мне намекнули, что пора придумать ещё что-нибудь, кроме экскурсии на хлебозавод.

    “Да мы и так почти каждый день с поляками встречаемся”, - возмущённо выступал я на очередном заседании факультетского бюро комсомола, - “У нас самая настоящая польско-советская дружба”.

    “Да, действительно, дружба и любовь есть, но только у тебя”, - хохотнул всезнающий Сан Саныч, - “Я знаю, что ты от Милицы не отходишь”.

    продолжение следует...

  14. Эти 4 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    nazik (05.01.2012), RonX (07.01.2012), seaeagle (06.01.2012), Steel Wolf (05.01.2012)

  15. #89
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    “Ну почему же, иногда отхожу, правда, не далеко”, - серьёзно ответил я, - “Но мы с ней обсуждаем только очередные наболевшие задачи нашего общества и больше ничего…”.

    “По вечерам... с такой красоткой… у ней в комнате в общежитии… ну-ну”, - не сдавался Калёнов, продолжая хитро улыбаться.

    “Да, по вечерам… и что… это нормально. Мы же днём учимся, а факультеты у нас разные… вы же сами знаете”, - я не собирался отступать, так как другого выхода у меня не было.

    Сашка всё знал про наши “дружеские” с Милицей отношения.

    “Да, мне-то всё равно”, - Сан Саныч тормознул свою осведомлённость, видя мою озабоченную физиономию, - “Тебе, Игоряня, надо опять что-нибудь придумать. У нас скоро Майские праздники, вот ты и постарайся в их свете что-то организовать. Что-нибудь политически правильное. Усёк?”.

    “Организуем, обязательно организуем”, - уверил я старших товарищей, - “Всё будет “пучком”. А теперь я свободен?”.

    “Свободен, свободен. Вали к своей паненке”, - всё бюро комсомола хмыкнуло, а я дёрнулся к дверям... Образ красавицы Милицы стоял у меня перед глазами.

    Вечером этого дня я звонил своему спасителю дяде Марку.

    “Марк, у меня опять проблемы. Срочно нужна твоя помощь”, - я тараторил в телефон, рассчитывая на его понимание.

    “Что, ещё одну экскурсию хочешь?”, - засмеялся Марк в трубку.

    “Экскурсию, конечно хорошо, но нужно что-то посерьёзнее, да ещё в свете Майских праздников”, - и я стал пересказывать содержание нашего комсомольского заседания

    И тут Марк перебил меня: “Мне кажется у меня есть то, что тебе надо”.
    Он произнёс эту волшебную фразу и замолчал, а я замер соляным столбом у телефонного аппарата.

    Выдержав классическую театральную паузу, Марк пустился в объяснения: “У нашего Автокомбината есть летний оздоровительный лагерь для детей сотрудников, ну типа пионерского…”, - Марк медленно говорил в телефон, одновременно размышляя, - “Находится он на 101 километре Калужского шоссе. Там сейчас бригада строителей заканчивает строительство дополнительного спального корпуса, но на Майские праздники мы рабочих увезём в Москву, они не будут в праздники работать. Так вот я и думаю…”.

    Его паузы сводили меня с ума, но я стоически молчал и не перебивал его.

    “Так вот я и думаю”, - продолжал Марк, - “Что твоих друзей-поляков можно будет привезти в лагерь на эти праздничные дни, тем более что питание мы нашим рабочим уже оплатили. Они питаются недалеко от лагеря, в столовой райцентра. Я cмогу выделить грузовик, который будет вас туда возить… А в корпусе есть кровати, горячая вода, электричество, туалеты, чистое постельное белье, одеяла и подушки. Нам нет смысла всё отключать и убирать, так как через три дня рабочие опять там появятся…”.

    Я не выдержал и заорал в трубку: “Марк, да это же то, что нам надо! Kлассно придумано…”

    Теперь Марк перебил меня: “Да подожди ты орать, торопыга, дай мне договорить. Это ещё не всё... Mогу предложить вам работы по озеленению территории лагеря. Будете сажать молоденькие ёлочки, и за каждую посаженную ёлочку я готов заплатить по рублю…”.

    Я опять не смог сдержать свои эмоции и закричал в трубку: “Марк, да ты просто супер! Мы данное мероприятие можем преподнести как Первомайский субботник по посадке ёлочек. Это как раз то, что от меня ждали. Ну, а уже потом - польско-советская дружба... костёр в лесу... романтика…”.

    “Ну, если тебе это подходит, топай в институт и договаривайся с товарищами. А потом не забудь мне позвонить. Всё. Будь здоров. Пока”, - Марк закончил разговор и повесил трубку.

    Счастливый я завалился спать. Но спал беспокойно - крутился в кровати, так как всю ночь меня преследовал странный еловый запах…

    На следующий день с утра, зажав в углу коридора запыхавшегося Калёнова, я громко зашипел в его комсомольско-партийное ухо: “Сан Саныч, всё отлично!! Всё просто супер!! Мы едем на ёлочки!!!”.

    “Какие такие ёлочки? Ты, что обалдел или просто не опохмелился?”, - Калёнов пытался вылезти из моих объятий, но я держал его крепко.

    “Ничего не обалдел”, - возбуждённо отвечал я Александру, - “А вчера так вообще и не пил. Просто придумал, куда мы поедем с поляками на Майские праздники. У нас будет как в песне: “Май, весна, ёлочки и комсомол”.

    Сан Саныч всё же вырвался из моих объятий. Он аккуратно поправил ворот помятой рубашки и, отодвинувшись от меня на безопасное расстояние негромко сказал: “Правильно будет, дорогой товарищ Игоряня – “Любовь, комсомол и весна”, но твоя интерпретация звучит тоже хорошо. Давай подробности”.

    Я рассказал Сан Санычу мой вечерний разговор с Марком. Саныч переспросил пару непонятных для него моментов и одобрил мою идею.

    “На ёлочки, так на ёлочки”, - подвёл он итог нашей встречи, - “Сразу после лекций едем к братьям-полякам и обо всём с ними договариваемся”.

    “А я пока пойду в нашу группу и их тоже пристегну к этому мероприятию”, -обрадовано затараторил я, - “Мест и жратвы всем хватит. Будет очень весело”.

    “Могу себе представить...”, - скептически хмыкнул Каленов, и мы разбежались по институту...

    Почти всё польское землячество согласилось ехать на 101 километр сажать ёлочки. Для них это звучало очень заманчиво и романтично. Что такое “101 километр” и кто там живёт, мы с Калёновым решили не объяснять полякам. Зачем им лишняя информация.

    “Одевайтесь по-походному и затаривайтесь спиртным”, - командовал Сан Саныч, - “Остальное всё там есть...”.

    Мой коллега с польской стороны, высокий голубоглазый красавец Ярек, настоящий шляхтич, живой персонаж, сошедший из экранизированного романа Сенкевича, аккуратно записывал все Калёновские пожелание в блокнот.

    “Саша”, - уточнял он, - “А что именно из спиртного и сколько?”.

    “А всё, что вы пьёте, то и покупай. Чтобы на три дня хватило”, - пояснял главный комсомолец, - “Для панов - водку, а для паненок – вино”.

    Ярек согласно кивал головой, одновременно делая свои подсчёты.

    “Всё должно быть готово к 30 Апреля”, - продолжал давать указания Калёнов, - “Мы заедем за вами в общежитие в четыре часа дня”.

    Сан Саныч взглянул на меня.

    Я подтвердил: “Совершенно точно. Автобус подойдёт ровно в четыре. Ждать никого не будем”.

    Ярек расплылся в улыбке: “Не волнуйтесь. Мы будем готовы...”.

    Никто не опоздал, и в точно назначенное время автобус с галдящей студенческой толпой двинулся в сторону древней Калуги. Два часа дороги с песнями под гитару пролетели довольно быстро и вот мы уже тормозим у лагерных ворот.

    продолжение следует...

  16. Эти 6 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    A.T. (06.09.2015), Alex.A (04.01.2012), nazik (05.01.2012), RonX (07.01.2012), seaeagle (06.01.2012), Steel Wolf (05.01.2012)

  17. #90
    Резидент
    Регистрация
    27.10.2011
    Адрес
    California
    Сообщений
    92
    Спасибо
    0
    Сказали 629 раз в 77 постах

    Re: Прорабская

    Booking.com
    На звук автомобильного гудка из ближайшего здания вышел молодой черноусый парень. Он неторопливо распахнул ворота, украшенные огромным металлическим кругом с отходящими от него прутьями, отдалённо напоминавшее сиятельное Солнце, и приветливо махнул рукой, гостеприимно приглашая нас во внутрь. Автобус газанул и въехал на территорию оздоровительного лагеря.

    Советско-польское мероприятие “Май, весна, ёлочки и комсомол” вступило в начальную стадию.

    Черноусый парень оказался шофёром прикреплённого к нам грузовика. Но кроме своих обязанностей водителя он также являлся временным завхозом, сторожем и нашим охранником.

    “Вот этот корпус выделен для вас”, - объяснял он, открывая огромный висячий замок на входной двери, - “Здесь вы будете спать. Кровати уже застелены, можете выбирать любые. В конце коридора туалеты и душ”.

    “Мальчики и девочки вместе или как?”, - подал голос мой товарищ Володя Писецкий, главный шутник в нашей группы.

    Жизнерадостный Вовик умудрялся всё превратить в шутку или прикол. Недаром он активно участвовал в нашей факультетской команде КВН.

    “На этот счёт у меня указаний не было. Как вам будет угодно… только без эксцессов и лучше, если по обоюдному согласию”, - засмеялся Алексей, так он нам представился, когда торжественно открывал ворота лагеря “Солнечный”.

    “Не волнуйся, мы контролируем процесс”, - Сан Саныч решительно взял бразды правления в свои руки, - “Тут два ряда кроватей. Мальчики направо, девочки налево. Шагом - марш”, - отдал команду Калёнов, размахивая руками.

    Наша гудящая толпа, загудела ещё громче, и принялись устраиваться. Я выбрал себе кровать рядом с Вовкой.

    “Ты знаешь, мне это место почему-то напоминает дом отдыха “Бологое”, где мы недавно отдыхали”, - весело трындел Писецкий, распаковывая свою сумку и доставая оттуда мыльницу и зубную щётку, - “Очень похоже…”.

    “Да, нет”, - возражал я, - “ Ты, что Вовчик? Там всё посолидней было, да и потом это было в Январе”.

    “Вот дятел”, - возмущённо запыхтел Вовик, - “Да я не про время года и помещение. Я про атмосферу. Так же всё весело начиналось”.

    “Да, весело”, - согласился я, - “Очень хорошо помню, как ты бедную старушку разыграл”.

    “А что?”, - засмеялся Писецкий, - “По-моему, классно получилось”.

    “Да, неплохо. Правда, бабку чуть инфаркт не свалил”, - добавил я, вспоминая “смертельный” прикол товарища.

    Зимние каникулы на четвёртом курсе мы решили провести всей нашей студенческой группой вместе. Решили ещё в Сентябре. Ну, и как решили, так и сделали. Наш очаровательный профорг Ирочка сумела организовать 15 недорогих путёвок. Мы сдали сессию и укатили в зимний дом отдыха “Бологое”.

    Tак вот о бабушке... Когда у всех у нас практически закончились деньги, наступила пора - почти как у Пушкина - “пора очарования” - сдавать пустые бутылки, чтобы компенсировать нехватку наличности. Лучший мужской состав “выездной бригады студентов”, набив три чемодана пустыми бутылками стройной колонной двинулся в ближайшую деревню в приёмный пункт стеклопосуды. Группа жаждущих товарищей смотрелась очень живописно…

    Два чемодана с бутылками были успешно сданы, а вот почти половину третьего чемодана толстая и хитрющая приёмщица забраковала, мотивируя свою алчность не “товарным” видом бутылок. Всю оставшуюся посуду она хотела принять по 5 копеек. Потакать алчной приёмщице мы принципиально отказались и дружно двинулись в обратную дорогу, громко ругая нехорошими словами человеческую жадность в лице приёмщицы стеклотары. Обратный наш поход с неполным чемоданом пустых бутылок смотрелся не менее интересно.

    Нам с Вовиком выпал “жалкий жребий” - мыть грязные бутылки, а остальные ребята отправились в магазин за вином. Ведь как известно резко бросать пить нельзя, Минздрав не рекомендует, a тем более, что немного денег на сдаче стеклотары наш дружный коллектив всё-же заработал.

    И вот стоим мы в специальной умывальной комнате с четырьмя умывальниками в соседнем со столовой помещением и лихо моем бутылки в горячей воде. Бутылки постепенно приобретают товарный вид, а мы радуемся. Винная посуда так не выглядела, даже когда стояла на полках в магазине. Но вдруг в великом очистительном процессе винно-водочные этикетки под воздействием воды стали отклеиваться с бутылок. Эстет и аккуратист Вовчик, чтобы не забить раковины мокрой бумагой, стал аккуратно складывать этикетки в стопку. Вот в этот момент в умывальную комнату и входит бабушка…

    “А что это вы ребятки делаете?”, - удивлённо спрашивает нас бабуля, с интересом разглядывая чистую винно-водочную тару и довольно уже высокий столбик винных этикеток.

    “Да, вот хотели посуду сдать, а у нас не принимают. Говорят, что бутылки грязные”, - Вовчик охотно пустился в объяснения.

    Бабушка понятно хмыкнула, но задавать вопросы не перестала.

    “А этикетки, зачем отклеиваете?”, - спросила она уже с более серьёзным лицом, явно не понимая наших действий.

    “Так ведь этикетки тоже можно сдать”, - вежливо ответил Вовчик с совершенно непроницаемой рожей, - “Если аккуратно снять их с бутылок и высушить, то берут по пятаку за штуку”.

    В умывальной комнате разорвалась “информационная бомба”. Бабушка схватилась рукой за сердце и тяжело осела на ближайший стул. Её лицо стало серого цвета, землистые щёки задрожали.

    “Вовик, ты что, обалдел? Вот придурок. Она сейчас концы отбросит”, - засуетился я, бросаясь к бабушке с бутылкой, в которую уже успел налить холодной воды.

    “Да я же не знал, что она такая нервная”, - стал оправдываться Писецкий, с опаской поглядывая на любознательную старушку.

    Но буквально через несколько минут бабушка пришла в себя и тихо заговорила с тоской в голосе: “Вот я дура старая, вот дура. 50 лет пью... бутылки сдаю, а этикетки нет... а ведь смогла бы озолотиться, если бы знала”.

    Я захохотал, старушка явно шла на поправку. Угроза сердечного приступа миновала.

    “Бабушка, не волнуйся”, - Вовик опять начал прикалываться, видя, что старушка пришла в себя, - “Этот закон вышел только в прошлом году... ты много не потеряла”.

    Бабушка не ответила. Она горестно махнула рукой, поднялась со стула, грустно оглядела стопку чужих винных этикеток и покачиваясь, вышла из комнаты…

    Ночью я проснулся от того, что мой суперактивный друган Вовчик тыкал меня кулаком в бок.

    “Чего тебе надо, старче?”, - недовольно спросил я, пытаясь в разглядеть на своих ручных часах который сейчас час.

    В полутьме комнаты я всё же сумел это сделать и ужаснулся. Было только 5 часов утра.

    “Ты, что совсем сдурел?”, - завозмущался я, - “Ведь очень рано, даже не рассвело. Давай спать”.

    “Какой там спать! Пошли народ зубной пастой мазать. Мы же в пионерском лагере. Вспомни своё детство босоногое… Мы сейчас тут целое театральное представление организуем”, - бубнил Вовка, настойчиво пытаясь стянуть с меня одеяло.

    продолжение следует...

  18. Эти 6 пользователи сказали Спасибо Прораб за это сообщение::

    Alex.A (04.01.2012), andrewb (05.01.2012), nazik (05.01.2012), RonX (18.01.2012), seaeagle (06.01.2012), Steel Wolf (05.01.2012)


LinkBacks (?)

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Visitors found this page by searching for:

рассказы Прораба

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  

Форум "Говорим про Америку"
Форум "Говорим про Америку" Facebook